Православие Электронный проект Православие
Содержание сайта

О Православии
Таинства и обряды Православной Церкви
Чудеса Православия
Первые молитвы
Святая мученица Татиана-небесная покровительница Российского студенчества
ВОПРОС ДНЯ
Можно ли сегодня жить по-христиански?
В минуту жизни трудную (Размышления о судьбе нашего языка)
Православный календарь
Православная народная газета
Деятельное благочестие
Первые шаги в православном храме

Электронный проект "Православие"::ВОПРОС ДНЯ::В минуту жизни трудную (Размышления о судьбе нашего языка)
 




Как часто мы слышим, а то и сами говорим о необходимости возрождения нашей страны, восстановления храмов и монастырей, возвращении к истокам культуры, ее основанию – православной вере. И при этом слишком мало уделяем внимания тому, без чего невозможен возврат к традициям нашей страны – языку нашего народа. Забывая, что без владения им - невозможно правильно мыслить.


А язык, также  как и народ имеет свои традиции. Расскажу один случай. Несколько лет назад мы подготовили интервью с известным православным философом. В конце, как это принято теперь, мы поставили подпись нашего собеседника, состоящую из одного имени и фамилии. Наступил день, когда автор пришел в редакцию, чтобы прочесть материал и поправить возможные неточности. Материал ему понравился. Но когда наш гость дочитал его до конца - мы заметили, как погрустнели глаза до того веселого и жизнерадостного человека. Он не стал пенять работникам редакции на то, что лишили его отчества, а просто рассказал  о том, что во время войны и сразу после нее передовые машинисты перевозили товарные составы  двумя сцепленными локомотивами. Это позволило почти вдвое увеличить число вагонов или цистерн, которые составляли один состав. И мы поняли, что называя человека по имени-отчеству мы тем самым устанавливаем незримую связь не с одним, а сразу с двумя ангелами хранителями (если он крещен, разумеется) и значит, традиция употребления отчеств в русском языке имеет еще и глубокий духовный смысл. Кстати говоря, человека звали Сергей Николаевич. Понимаете какого небесного покровителя отца человека мы лишили его. И это далеко не мелочь. Как не мелочи и многие другие атрибуты языка.


Говоря об отчестве нельзя не заметить, что отчество и отечество - однокоренные слова. Оно указывает о любви человека к своей Родине. Поэтому не удивительно, что на западе и в Америке нет отчеств, У низ просто нет такой любви к родине, готовности живот положить за други своя.


Помещая заметки - исследование ученицы 10 класса, мы очень надеюсь, что это хоть немного изменит отношения к нашему языку и его основе и кладезю средств: святому церковно-славянскому языку наших предков . И это зажжет  искорки в душе каждого от которых возгорится пламя милосердного обновления себя и своего окружения.


Храни вас Господь.


 


Русский язык и русская культура неразделимы. Культура существует и развивается в пространстве языка. Язык – необходимое условие и главный признак культурной общности, основа национального самосознания.


Состояние современного русского языка вызывает тревогу: нас никто не завоевывал, не ассимилировал, но то, что происходит вокруг, можно назвать одичанием. На наших глазах русское слово становится безсильным и безславным. Современники наши перестают ценить слово, которое на Руси всегда имело особую власть, и в результате язык наводняют тысячи слов лживых, пустых. Есть от чего встревожиться: ведь на таком языке, как русский, перестают говорить грамотно и вразумительно.


Совсем простой пример: на наших глазах из русского языка довольно быстро исчезает отчество. Все чаще мы слышим и читаем не Иван Петрович Смирнов или Ольга Степановна Сидорова, а коротко – Иван Смирнов, Ольга Сидорова, даже когда говорят о людях преклонных лет. Но ведь отчество не просто слово русского языка, это веками складывавшаяся составная часть русской культуры. Вроде бы ну что там, разве нельзя вот так, по-простому, без отчества? Нет, это будет не по-русски: ведь при этом теряется сформировавшееся столетиями в русской культуре уважение к личности.


Родной язык не выбирают, как не выбирают мать и отца, место и время рождения.


Современный язык, несмотря ни на что, насыщен переживаниями и чувствами прежних поколений, он хранит их живое дыхание, связан с ними «памятью сердца» – и в этом его сила и спасение. И, как и прежде, русский язык остается связанным с церковнославянским.


Церковнославянский язык вплоть до эпохи Петра I выполнял функции языка литературного. И именно он определил высокую духовную основу нашей литературы, он выработал у русского человека особый взгляд на мир, особую ценностную структуру. Славянский язык хранил церковное единство и православные традиции. Славянский язык дал те привычки, которые у народа русского стали второю природою.


Благодаря церковнославянскому в нашем языке и доныне очень четко проявляется неизвестная другим языкам иерархия ценностей: высокого и низкого, вечного и сиюминутного. Один из филологов, выводя «формулу русского духа», отметил именно этот широкий речевой диапазон: от майки – до ризы, от пня – до древа, от калитки – до врат. П. Плавильщиков писал: «Если кто думает по-французски, тому, конечно, русский язык неясен; но он выражает ясно понятия российские. Виноват ли наш язык в том, что он различает “пользу”, “выгоду”, “корысть”, “привлекательность” и “рост”, а французский язык все сие называет “интересом”?»


По свидетельству специалистов, восходяще-нисходящая интонация русского повествовательного предложения сложилась под воздействием поклонной молитвы: «Господи, помилуй». Сейчас же под влиянием языка теле- и радиожурналистов широкое распространение в речи молодых людей получают фразы с восходящей к концу интонацией, заимствованной из английской речи.


Именно церковнославянский язык передал русскому такое удивительное качество, как метафоричность. Это качество было воспринято и русской словесностью, которая на протяжении многих веков черпала силы из текстов церковнославянских, которая пыталась духовно осмыслить все проявления человеческого бытия. Гармония, в поисках которой мучились русские писатели, предполагала не материальное благополучие, а, прежде всего, духовное перерождение человека.


В минуту жизни трудную,

Теснится ль в сердце грусть,

Одну молитву чудную

Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная

В созвучье слов живых,

И дышит непонятная,

Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,

Сомненье далеко —

И верится, и плачется,

И так легко, легко…


М.Ю. Лермонтов


Церковнославянский язык помогает нам проникнуть в глубины ставших привычными слов, помогает заново почувствовать «стертые» значения. Нетрудно доказать, что именно церковнославянский раскрывает нам сущностные понятия жизни: «упование», «доброделание», «совесть», «благородство»… Столетие назад одних только слов с корнем благо- насчитывалось около трехсот – 287. Сейчас часто можно услышать: «Делай, что хочешь, поступай, как знаешь». Говоря так, человеку дается полная свобода в выборе решения. А раньше говорили: «Делай то, что тебе за-благо-рассудится». Этот корень благо- ограничивал человека в его решениях. Можно сказать, что сам язык давал слова, которые наставляли нас в нашем спасении, поучали нашу совесть. Их пытаются вернуть, но они останутся пустыми до тех пор, пока стоящие за ними понятия не обеспечатся переживаниями, искренними и чистыми чувствами.


Мы и сейчас, не всегда сознательно, пользуемся словами славянского языка. Употребляя пословицу «устами младенца глаголет истина», мы не задумываемся над тем, что не используем ни одного исконно русского слова, ибо по-русски следовало бы сказать – «губами ребенка говорит правда». Мы лишь ощущаем некоторую книжность этого мудрого изречения.


Возвращение к истокам помогло бы справиться и с вопиющей нашей безграмотностью. Знание орфографии почему-то не делает современного человека хотя бы прилично грамотным, тогда как наши прадеды, получавшие образование в церковно-приходских школах, писали почти без ошибок. Причина в том, что славянская грамота учила видеть слово изнутри, воспринимать его структуру, его связи с другими словами. Усваивая азбуку, человек не только легко запоминал буквы, названия которых имеют смысл, – он сразу же пробуждался к размышлению, к действию: Г – глаголь; М – мыслите; Р – рцы.


Сохранить свою неповторимость, остаться самим собой помогает нам духовное наследие, великое слово Библии. Сохраняя вечное и святое, мы спасаем свое духовное естество, сохраняем самих себя. Обращение к духовным истокам русской речи, размышления над высказываниями святых отцов о языке приподнимают и возвышают душу.


Антоний Великий говорил: «Блюдись, человек, возьми власть над языком своим, и не умножай слов, чтобы не умножить грехов». Слово – не грех, но неразумное слово может повлечь за собой грех. Современному человеку необходимо вспомнить об одной из самых важных составляющих христианского речевого идеала – смирении – и применительно к речевому поведению. Постоянно нужно помнить и о неразрывности слова и дела. «Приучай сердце твое соблюдать то, чему учит язык твой» – этот нравственный принцип актуален для каждого человека.


Важное значение в настоящее время приобретает христианская заповедь любви к ближнему, любви, которая «не только руководит сердцами, но движет солнце и другие звезды». В окружающем мире явно проявляется недостаток терпимости, заботы, тепла в отношениях между людьми. «Говори искренне» – так учит нас духовная мораль. И это неслучайно. Ведь если говорить не от сердца, лицемерно, то сила слов прекращается. Все это может привести к древнему вавилонскому столпотворению, когда Бог смешал языки людей.


Слово – это ручеек, который вливается в могучий поток великого языка. Этот ручеек обязан быть кристально чистым, звенеть стройно, не должен мутить чистые воды русской речи, а следовательно, и нашу жизнь.


Итак, надежный путь сохранения богатства языка современного – это путь осмысления его истоков, путь постижения того языка, о котором так сказал Иван Киреевский: «По необыкновенному стечению обстоятельств церковнославянский язык имеет то преимущество над русским, над латинским, греческим и надо всеми возможными языками, имеющими азбуку, что на нем нет ни одной книги вредной, ни одной бесполезной, не могущей усилить веру, очистить нравственность народа, укрепить связи его семейных, общественных и государственных отношений».







Ангелина Сафонова


ученица 10 класса, г. Пушкино